Feb. 16th, 2017

mysliwiec: (Default)
Сегодня русские рассказывают нам, что коренные жители северов российских, не только сами сочинили "цикл древнерусских былин киевских", причем сочинили их не про то, что они видят и знают, а про чёрти-где от них находящийся и потому неизвестный им Киев,
и про никогда не виданных ими неведомых туров-зверей,
но и потом сохранили их для потомков, и что интереснее всего, сохранили их незаписанными, сохранили тем, что из века в век учили их от первого до последнего слова наизусть и передавали их из поколения в поколение слово в слово, от деда внуку
(русские сами признают, что новгородцы сохранить эти былины никак не могли, потому что с Ивана Грозного Москвой новгородцы из Новгорода были полууничтожены, полувыселены в рассеяние, а на их место завезено новое, московитское население, чьи потомки и сейчас живут там)
пока они не были впервые "записаны" в 19 веке приезжими из России сочинителями, и записаны на вот таком языке:

"Как из далеча было из чиста поля, из-под белыя березки кудреватыя, из-под того ли спод кустичка ракитова, ай выходила-то турица златорогая, и выходила то турица со турятами, ай расходилися туры да во чистом поле...
Ай случилося турам да мимо Киев града идти. Они видели над Киевом дивным дивно, они видели над Киевом чудным чудно: выходила девица, слезно плакала; она книгу читала Евангелью, а и не столько читала, вдвое плакала. Соходились туры со родной матушкой".
Туры рассказывают матушке, что они видели над Киевом. Матушка говорит им:
"Ай вы глупы, туры-ты малы детушки! Не девица выходила, слезно плакала, ай не книгу читала не Евангелью, - тут плакала стена городовая; она сведала над Киевом невзгодушку: наехал князь Батыга Батыгович..."

А потом оказывается, что язык этих жителей северов России - поморов (на котором они якобы веками запоминали киевские былины), на самом деле вот такой:

На ухи-то вегжи настыло.
Глико, гахха, вона-где голомень рынцера светит.
Глажи сгорстал да зобнул фсе кряду.
О пахты-то кипак пылит.
На орлец-от лойно льдинье костром накатило, бим на луде-от.
Водогон настрик зарубил, падера межень сбавил.
Опружило тых тоймокарофф на кармакулах.
Цямра падет, дак мусоко, цинега.
Скурка-то цяпурна.
Этта болотна фсаця – цярусье.
Я-то пасти на путиках похожал.
Рой жиро в воду. Нарыло море лапуги да карши.
Тропну вот те в тыло-то.
На харвы спроем туры-то.
Когва этта – заберега.
Байга гору застит.
Тунтура губа – пакула.


А когда это все не на бумаге, а в разговорной речи со специфическими ударениями, интонацией, бесчисленными «то» и «от» (из текста многие убраны для упрощения)?

И "русская" поморская сказка
ГОЛОМЕНОЙ ЦАРЬ,
вот такая:

Во досЮлишны-от вЕки, во котОры-то давнОшны лЕты, унёслО во пЫлко морьскО гОломё коць с кулоЯна. БИло мОрё их цЕтвёры вОды, а на трЕтьёй-от день тихА пАла, погОдьё. ОмАлталиссе кулоЯна, глЕнули - такО лОсо нАмори, водА крОтка, Одаль кАменна лУда, а серЁтка лУды трОи полОхола сидЯт - шОлнцё, вЕтёр да морОз. ЦЮют кулоЯна, котОра идЁт: котОрой из полОхол большАк нАмори?
УвидАли трОи полОхола кулоЯн-от, ко лУды кОць потташшИли, оприкОлили, крицЯт:
- СкАзывайте скорЕ, котОрой меж нАма сАмой могУтной нАмори? КотОрого нарецЁте, тот из нас на голомЁно цАрьссво настАнёт.
КулоЯна недОлго меж собОю поредИли, да и отвЕт дЁржат:
- Вы фсе трОи могУтны, а большАк-от у вас одИн - вЕтёр. Он и йесь голомЕной царь.
Тут морОз осердИлссе, пал на кулоЯн - хотЕл застудИть-заморОзить.
А вЕтёр говорИт им:
- Не бОйтиссё, я дуть не стАну, дак морОз без вЕтру не порАто морОзлив.
Не стал дуть вЕтёр - морОз окротЕл, пошшипАл-пошшипАл, да и оступИлссе от кулоЯн.
А тут шОлнцё взъерИлоссе, стАло жгать да жАрить.
А вЕтёр опЕть затёшшАт:
- Не бОйтиссё, я подУю, дак с ветЕрьём-от шОлнцё не порАто жАрит.
Пал вЕтёр на лОсо мОрё - шОлнцё и оступИлоссе.
Тут вОда спОлнилассе, оттУлило коць от кАменной лУды, поднЕли кулоЯна на повЕтёрь пАрус, да скорЁхонько ко дОму-то и добежАли.
А вЕтёр-от и взАболь нАмори могУтне фсех - от-от над фсемА вёрьховУ дЁржит.


Сказка легкая, записана в Каргополье, в пограничной зоне с русским населением.
Перевод
ЗДЕСЬ:

* * *
Да и вообще, ещё к 1914 году, дальше берегов речных и морских даже и этого языка на северах России не знали:

Крап красный, крап бѣлый, и дальше рѣчных берегов русскаго языка 101 год назад не понимающие русскіе

Картінка для развлѣченія и поніманія:

Группа сѣверных інородцев Россіи. Нѣкто Путин малорослый, в центрѣ, во втором ряду .
Фотографіческая карточка із альбома Н.А.Шабунина «Путешествіе на сѣвер», 1906 г.






mysliwiec: (Default)
Почему первые украинские интеллектуалы призывали евреев быть евреями, чем отличается украинский антисемитизм от великодержавного, и почему так сложно проговорить неудобные моменты общего прошлого
— об этом и многом другом в интервью с израильским историком, сотрудником Центра Невзлина по исследованию еврейства России и Восточной Европы Иерусалимского университета, приглашенным лектором магистерской программы по иудаике НаУКМА д-ром Семеном Гольдиным.



Read more... )

— Угнетенное положение обоих народов в империи как-то способствовало сближению позиций?

— Пожалуй, единственный пример такого сближения — это фигура Жаботинского, который много писал о том, что у украинцев и евреев общий враг — имперское государство и общая цель — превратить Россию из государства национального в государство национальностей.
Поэтому над украинцами и евреями нависла общая угроза — растворение в русской культуре, похищающей у обоих народов их сыновей.
Жаботинский клеймит и презирает евреев, которые становятся русскими интеллигентами, но у украинцев ситуация не лучше. Эти публикации отца ревизионизма были очень хорошо известны в украинской среде — их перепечатывали, цитировали, на них ссылались.
«Уже теперь евреи во многих городах черты оседлости …единолично русифицируют край, — под этими словами Жаботинского из статьи 1910 года могли бы подписаться многие украинские национал-демократы. — Города Украины, где великороссов можно по пальцам перечесть, и вполовину бы не носили того характера, который носят теперь, если бы еврейская интеллигенция не так усердно шла навстречу администрации в смысле насаждения русского языка».

Но, повторюсь, Жаботинский — единственная подобная фигура, недаром украинские лидеры жаловались, что все остальные еврейские либералы не верили в украинский проект, отказывались видеть в украинцах равных партнеров и хотели быть не евреями, а русскими, поэтому и украинцам отказывали в праве быть украинцами.

Таким образом, если русские и поляки видели опасность в том, что евреи остаются евреями, то для украинцев, наоборот, еврейский национализм — друг и союзник.

— В южных губерниях в пределах черты оседлости проживала большая часть еврейского населения Империи, соответственно, на эти территории приходилось и большинство антисемитских инцидентов. Какой характер носили эти проявления — мы говорим о великодержавном шовинизме, народной христианской юдофобии или украинском национализме?

— Анализируя настроения толпы в ходе, например, киевского погрома 1905 года, мы не увидим украинских лозунгов
— евреев громили русские, истинно православные люди.
Киев вообще был одной из столиц русского черносотенства, а влиятельный Киевский клуб русских националистов активно выступал, в том числе, и против украинофилов.

Read more... )

Profile

mysliwiec: (Default)
mysliwiec

September 2017

S M T W T F S
      1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20212223
24252627282930

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 20th, 2017 07:55 pm
Powered by Dreamwidth Studios